НовостиПрессаФотоВидеоДискографияИсторияКнига
Пресса

Зимняя сказка

28 декабря 2004
Композитор и продюссер Ким Брейтбург будет встречать Новый год в своем уютном загородном доме среди голубых елей, вековых сосен и мерцающего снега.

С.К. Ким, в этом загородном доме Вы проводите много времени? К.Б. У нас еще есть квартира в Москве, поэтому мы живем то там, то здесь, но, наверное, скоро окончательно сюда переберемся.

С.К. В чем для Вас преимущества загородной жизни?
К.Б. Помимо таких банальных вещей, как чистый воздух, близость к природе, возможность созерцания у себя под боком разной живности, существует и ряд других преимуществ, например, возможность уединения. С годами от постоянного человеческого общения все-таки устаешь, а у меня его явный перебор.

С.К. А Ваша жена Оля, получается, ничего не требует и мало говорит?
К.Б. С ней я делюсь своими мыслями, расслабляюсь, быстро восстанавливаюсь. И работается здесь неплохо — место очень красивое.

С.К. Оля, будучи женой известного композитора. Вы, наверное, к музыке неравнодушны?
Оля. Да, я разную музыку люблю — Стинга, Питера Габриэля, иногда меня прямо «пробирает» на хороший, тяжелый забойный рок.
Ким. Да, она любит такую музыку, чтобы прямо «колбасило»!

С.К. А музыкальное образование у Вас есть?
Оля. Нет. Это у Кима абсолютный слух. А у меня музыкальное чутье.
Ким. Да, у меня слух, а у нее нюх. Кстати, у большинства продюсеров в шоу-бизнесе именно нюх, а не слух.

С.К. Нюх на успех какого-то исполнителя или песни?
К.Б. Да. Но нюх в отличие от слуха у меня не абсолютный.

С.К. Значит, часто «ставите» не на тех?
К.Б. Иногда ошибаюсь.

С.К. А было - Вы думали, что песня будет популярной, а в итоге этого не случалось?
К.Б. Бывало и такое. Часто те критерии, по которым произведения выбирают на радио, непредсказуемы. Музыка очень субъективна.

С.К. Есть у Вас какое-нибудь любимое место в доме, где особенно хорошо пишется?
К.Б. Это мой кабинет, где я провожу достаточно много времени, правда, он еще до конца не обустроен.

С.К. А вдохновение Вас посещает часто?
К.Б. Вдохновение приходит по заказу, благодаря внутреннему импульсу.

С.К. У Вас особая техника?
К.Б. Да, это умение быстро собраться, сконцентрироваться и нацелиться на результат. Концентрация внимания и умение вызывать в себе определенные творческие импульсы для решения художественной задачи. И насколько хорошо ты ее решишь, настолько и оценят твой талант и профессионализм.

С.К. В феврале в Кремлевском дворце состоится Ваш юбилейный концерт, чем порадуете слушателей?
К.Б. Новыми песнями, но не только. Я надеюсь, что на мой концерт приедут ребята из группы «Диалог», которую я создал еще в 1978 году. Наша группа была очень популярна в 80—90-х годах, а играли мы так называемый арт-рок. Музыку писал я. Но потом накатила волна попсы, да к тому же развалился Союз, и «Диалог» распался. С тех пор я стал работать только как композитор, а потом занялся еще и продюсированием.

С.К. Оля, а кто Вы по профессии?
Ким. По профессии она — моя жена.
Оля. Когда ездила с Кимом на гастроли, любила шить и подбирать ему костюмы.

С.К. Вы сами шьете?
Оля. Да, раньше часто шила одежду в национальном стиле — разные холщовые рубашки с вышивкой. Очень люблю вязать. У меня вообще мечта — все делать своими руками от одеяла до целой картины.

С.К. А идея обустройства дома, подбора мебели была Вашей?
Оля. В принципе, да. Эту сосновую мебель мы привезли с дачи — она очень хорошо здесь смотрится.

Ким: Но мне бы хотелось поставить сюда что-то более респектабельное.

С.К. Значит, Вы против сосновой мебели?
К.Б. Да нет. Просто мы хотели ее привезти ненадолго, но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

С.К. А сами дом строили или купили?
К.Б. Строили. Здесь ничего не было — просто пустой участок. Со строителем и архитектором мы обсудили, каким будет этот дом, а потом за 9 месяцев (прямо как рождение ребенка) его построили.

С.К. А Новый год Вы уже здесь отмечали?
К.Б. Да. Приезжали дети, внуки — все очень хорошо разместились.

С.К. Значит, предпочитаете праздновать Новый год в семейном кругу?

К.Б. Да. Отмечаю дома, а с музыкантами мы где-нибудь на концертной площадке пересекаемся, чтобы поздравить друг друга.

С.К. А почему в доме у композитора нет рояля?
К.Б. Так как я уже очень долго общаюсь с электроникой, то для меня принципиального значения не имеет — настоящий это инструмент или цифровой.

С.К. Сын Алексей вместе с Вами работает?
К.Б. Да, мой сын — звукорежиссер, и около 2 лет мы с ним работаем вместе. У меня еще дочь есть, она помладше. Сыну — 30, ей — 28, и трое внуков — мал мала меньше. Двое — старший и средний — у дочки, а самый маленький — у сына.

С.К. У Вас есть музыкальные кумиры?
К.Б. Нет. Я вообще очень редко слушаю песни, которые входят в альбомы, потому что понимаю специфику всего жанра и сам процесс создания пластинок. Уже проверено, что если песня звучит по радио, то именно она является лучшей в альбоме.

С.К. Получается, Вам нравится то же, что и всем?
К.Б. Я доверяю процессу массовости. Когда все радиостанции начинают крутить одну и ту же песню, то от этого просто так не отвертеться — они же определяют сознание людей. Такая песня будет хитом, а если она еще и является знаковой, талантливо сделанной, то потом откликом на нее будет целый шлейф подобных песен или аранжировок, но уже других исполнителей, которые тоже автоматически будут популярны. Это проверенный ход в шоу-бизнесе, но он, конечно, к искусству никакого отношения не имеет.

С.К. Ким, бывало, что у Вас деловые отношения перерастали в личные?
К.Б. Так как я человек доброжелательный, по крайней мере, сейчас, то приятелей у меня достаточно много.

С.К. А раньше Вы бы себя доброжелательным не назвали?
К.Б. Когда я был моложе, очень многие вещи отвергал. Сейчас я более терпим. Бывает, что узнаешь кого-то ближе, кто раньше был тебе несимпатичен, и понимаешь, как был не прав. Например, было время, когда я к сценическим талантам Бори Моисеева относился скептически, но когда мы начали с ним сотрудничать, я понял, что ошибался.

С.К. А почему Вы решили с ним сотрудничать, если скептически к нему относились?
К.Б. Случайно. У нас с Женей Фридлян-дом был проект — Николай Трубач, и мы решили сделать дуэт и написать для него песню, придумать сказочную историю. Так я написал песню «Голубая луна».

С.К. Название достаточно двусмысленное, особенно для Бори Моисеева.
К.Б. Да, но мы же находимся в шоу-бизнесе, где необходима некая доля скандальности.

С.К. Значит, название придумали целенаправленно?
К.Б. Да, но там же сюжет такой — два брата влюбились: один в девушку, а для другого объектом поклонения стала голубая луна.

С.К. Но почему она голубая?
К.Б. Почему бы и нет? Она же на самом деле голубая! Если бы это пел не Боря, никто бы далее внимания не обратил. А здесь голубая луна связана непосредственно с ним, с тем, что иногда он нарочито подчеркивает свою якобы нетрадиционную ориентацию.

С.К. Якобы? Значит, на самом деле она у него традиционная?
К.Б. Тут особый случай. Мне кажется, Боря — великий мистификатор. Он, бесспорно, человек талантливый, но еще и очень хороший актер. Его вокальные данные, конечно, оставляют желать лучшего. Он же в первую очередь танцор.

С.К. Скоро Новый год. Помните какой-нибудь забавный случай, который произошел с Вами в новогоднюю ночь?
К.Б. Ну забавным его вряд ли назовешь, скорее, 'случай с элементами «ужастика» или триллера. Это произошло, когда мне было лет пять. Мы тогда жили на Урале в коммунальной квартире. Сели отмечать Новый год, зажгли бенгальские огни, вдруг вспыхнула елка. Я первый выскочил на лестничную площадку, позвал соседей. Они вызвали пожарных, и наутро в местной газете появилась статья про мальчика-героя.

С.К. Значит, утром проснулись знаменитым?
К.Б. В какой-то степени да.

С.К. Существуют ли у Вас в семье какие-то новогодние традиции?
К.Б. Особых традиций нет. Главное — напиться, напеться и натанцеваться.

С.К. А в этом году сценарий тот же?
К.Б. Может быть, сделаем импровизированную сцену для выступлений — старший внук любит разыгрывать сценки из разных детских фильмов, мультфильмов, пластинок. А подарки для внуков мы попробуем спрятать в сундучок — они все равно раньше времени под елку полезут, пусть теперь попробуют поискать в другом месте!

"Седьмой континент" январь 2005, Татьяна Бабичева
Сделано в студии: