НовостиПрессаФотоВидеоДискографияИсторияКнига
Пресса

Он делает из них народных

9 февраля 2005
13 февраля в Государственном Кремлевском дворце состоится юбилейный концерт одного из ведущих композиторов современной эстрады, автора множества хитов, продюсера Кима БРЕЙТ-БУРГА. Я решила воспользоваться встречей, чтобы поговорить не только о выдающихся проектах мэтра.
— Сегодня у всех на слуху мегапопулярная передача
«Народный артист», которую вы продюсируете. Вы сами ее
придумали?
— Как многие программы, идущие на нашем телевидении,
идея «Народного артиста» не отечественного происхождения.
Передача под названием «Поп-идол» идет во многих странах
мира, в том числе и в Америке. Телеканал «Россия» приобрел
права на программу у голландцев, и уже два года наши зрители
следят за ее выпусками.
— Почему у наших деятелей шоу-бизнеса не хватило ума
придумать что-нибудь подобное?
— Еще в советские времена проходил ежегодный конкурс
советской эстрады. В свое время его победителями стали Алла
Пугачева, группа «Песняры» и многие другие популярные се
годня звезды. «Народный артист», по сути, тот же эстрадный
конкурс, но в современной форме.
— Действительно ли любой желающий может стать его
участником?
— Конечно. Бывают случаи, когда люди приходят с улицы и
попадают в проект. Правда, у некоторых граждан явно завышенная самооценка. Иногда нам попадаются персонажи, пение которых можно сравнить разве что с воем ветра в трубе. Но и они нередко оказываются в эфире, делая передачу живой, забавной и близкой простому зрителю.
— Желающих участвовать много?
— Еще бы. В прошлом году порядка 10 тысяч человек пода
ли заявки, и их отсмотрели сначала наши редакторы, а затем
жюри. Причем в отличие от Америки участие в российском кон
курсе бесплатное. В США продюсеры делают деньги на пер
вом же этапе. Правда, там программа (она идет под названием
«Америкам поп-идол») намного популярнее, и на прослушивание со всей страны приезжают сотни тысяч человек. Когда начинается отбор, на улице выстраиваются гигантские очереди. Людей можно понять. Ведь «Артист» — та же лотерея, на которой есть шанс вытащить счастливый билет. Победителя ждет контракт, благодаря которому он гастролирует, выпускает пластинку, альбом, снимает видеоклип.
— Представляю, какая борьба разворачивается за кулиса
ми. Вам деньги за участие предлагали?
— Неоднократно. Но мы, я и мой компаньон Женя Фридлянд,
их никогда бы не взяли. Во-первых, взять — значит, попасть в за
висимость от кого-то. А во-вторых, мы не одни, в процессе участвует масса народа, и о деньгах сразу стало бы известно. Первое время к нам даже приезжали иностранные наблюдатели — сидели у монтажных столов и следили, чтобы регламент программы не нарушался. Да и сейчас во время зрительского голосования западные эксперты отслеживают, чтобы не было подвоха или мошенничества.
— По мнению многих телезрителей, «Народный артист»
сильно смахивает на «Фабрику звезд». Вас такое сходство не
смущает?
— На самом деле обе программы совершенно разные. В
основе «Фабрики» — реалити-шоу с элементами «Застёколья»,
где показывают личную жизнь конкурсантов — как они обща
ются, ссорятся, готовят номера. А «Народный артист» — просто
вокальный конкурс, который развивается на глазах у зрителей. Сначала показывают массовку, из которой проступают отдельные лица. Постепенно Круг сужается и остаются два финалиста, один из которых становится победителем. Причем жюри, куда входят представитель прессы, режиссер, актриса (певица) и продюсер, выбирает кандидатуры только до тех пор, пока не останутся 30 человек. Дальше конкурсантов продвигает к победе публика, голосуя за того или иного участника.
— Участники конкурса ведь не обязательно профессионалы?
— Обычно какое-то музыкальное образование у ребят есть.
Но в 2003 году победил Леша Гоман, который поет мои песни
«Русский парень» и «Дом родной». Он не был профессиональным вокалистом, и лично я тогда не верил, что из него можно сделать звезду. Но Леша оказался невероятно целеустремленным парнем. Он до сих пор продолжает брать уроки вокала и пластики, а гастролируя, нарабатывает умение общаться с публикой.
— Что-то у вас одни парни побеждают. В прошлом году
победил Руслан Алехно...
— Дело в том, что подавляющее число голосующих составляют девушки. Естественно, они выбирают мальчиков.
— Один продюсер как-то сказал мне, что людей с «Фабрики» бессовестно используют. Они попадают на сцену, начинают считать себя звездами, а по мере появления новых «фабрикантов» становятся никому не нужными. Серьезные
продюсеры с ними не связываются, поскольку скороспелые звезды не прошли многолетнюю закалку в виде поражений и неудач. Будущее ваших «народных артистов» так же незавидно?
— Почему же. У них есть реальный шанс стать по-настоящему популярными. Я даже скажу больше — они имели бы тот же шанс и без нас. Это по-настоящему талантливые ребята, прошедшие серьезнейший кас-тинг и доказавшие свою состоятельность.
— Но те, кто не дошел до вершины, исчезают?
— В общем-то да. Но в первый год мы настолько были оша
рашены огромным количеством талантливых людей, вышедших в
финал, что вместо одного заключили сразу четыре контракта.
Компания «FBI Music», которую представляем мы с Евгением
Фридляндом, стала работать с Сашей Панайотовым, Лешей Чумаковым, Лешей Гоманом и группой «Ассорти», в состав которой вошли девушки-финалистки.
— Вы согласны, что участники «Фабрики» и «Артиста»
«забили» недавних кумиров? Например, исчез суперпопулярный Децл. По нему сходили с ума как раз те девочки, которые сегодня тащатся от Гомана или Панайотова.
— Думаю, артистам старшего поколения, завоевавшим попу
лярность в советские времена, забвение не грозит. А для молодых, не успевших закрепиться в сознании людей, действительно настали трудные времена. Жизнь продолжается, телевидение работает, и остановить процесс невозможно. Просто артистам нужно искать решения, которые сделают их интересными и устойчивыми к напору молодых, талантливых и рьяных конкурентов.
— Мне часто приходится общаться с «непопсовыми» музыкантами. Большинство из них считают, что уровень со
временной эстрады ужасен.
Они даже признаются, что с удовольствием бы вернули
времена ненавистной когда-то цензуры.
— Думаю, их брюзжание связано с вечной проблемой отцов
и детей. Я все время нахожусь в эпицентре музыкальной жизни и
считаю, что за последние 5 лет российская поп-музыка сделала
шаг вперед. Тенденцию легко понять по «Русскому радио».
Процентов на 70 звучащая там музыка стала качественнее.
Кстати, пусть ваши музыканты посмотрят на западную музыку
— ее уровень тоже пошел на понижение. Возможно, такая тенденция связана с массовым сознанием. Люди все более углубляются в свои профессии, больше озабочены тем, как заработать деньги, поэтому сфера развлечения начинает носить более поверхностный характер. Появился Интернет, мир изменился, и музыке приходится меняться вместе с ним. Сегодня старый рокер с засаленными волосами, курящий травку, выглядит не только не модно, но и откровенно карикатурно.
— Однако многие люди, и молодые, и более зрелые,
предпочитают слушать старые песни типа «Ландышей».
— И, умиляясь, забывают, что когда они только появились, то казались верхом пошлости. 30 лет назад я создал группу «Диалог», которая играла достаточно сложную музыку с серьезными стихами. К 90-м годам существование эстрадной интеллек-туализированной музыкальной продукции стало невозможным. Настала другая эпоха — эпоха «Ласкового мая» и кооперативных туалетов. Тогда-то и появилась «музыка киосков» с простыми ритмами и незамысловатыми словами. Собственно, ее вариации мы порой и слышим сегодня. Да, я пишу песни для наших эстрадных звезд — Филиппа Киркорова, Бориса Моисеева, группы «Премьер-министр» и других. Причем, заметьте, пишу с удовольствием, поскольку считаю, что главное в музыке — не жанр, а качество.

"Мегаполис" №6, Дарья Молостнова
Сделано в студии: